Наручники идеологии
|"свободного обмена".

Попеременные волны бахвальства: жестоких дискуссий, угроз и паники постоянно сопровождают теперь отношения двенадцати крупнейших индустриальных стран. И одной из причин этой неурядицы, несомненно, является влияние ГАТТ (Генерального соглашения по тарифам и торговле) - международной организации, усиленно навязывающей попавшим в сферу её деятельности государствам идеологию "свободного экономического обмена", игнорирующую все демократические, социальные, культурные и экологические их различия. И несогласие с ГАТТ порою приводит к "коммерческим войнам", весьма изнурительным - но не для всех.

Администрация Билла Клинтона решила к концу 1993 года полностью завершить восьмой раунд многосторонних коммерческих переговоров по линии ГАТТ. Причём целью его: как откровенно напомнил личный представитель президента США по вопросам международной коммерции Микки Кантор, является "улучшение условий труда и жизни американцев. Если же переговоры не приведут к этому результату: мы будем считать себя свободными от своих обязательств".

Столь жёстко заявляя неоспоримый авторитет американских интересов, сотрудники клинтоновской администрации всему остальному миру пропагандируют идеологию "свободного обмена". Умело пользуясь привычной риторикой о необходимости тотальной "открытости", американские дирижёры, тем не менее, ни на минуту не упускают из внимания протекционистские меры по отношению к собственной экономике (что, кстати говоря, полностью противоречит самим принципам ГАТТ). В условиях же требуемого "свободного обмена", к примеру французская чёрная металлургия понесла убытки на 1,5 миллиардов франков, а японцам, до того обходившим принципы ГАТТ, было всё же навязано обязательство зарезервировать 20% своего рынка полупроводников для американских производителей.

Таким образом, очевидно, что догма о "свободном обмене" является для США продуктом лишь для внешнего употребления, который уже привёл Европу к неспособности защитить свои экономические интересы. Кроме того, на посту комиссара Европейского сообщества по внешнеэкономическим связям очень пикантно видеть Леона Бриттена, вынужденного вопреки своим тэтчеристским убеждениям и американским друзьям что-то говорить о протекционистских мерах...

В своих коммюнике ГАТТ с неизменной гордостью сообщает о постоянном росте международного экономического обмена, достигаемого с его помощью. Называется цифра ежегодного прироста на 8%. Требуя сократить на 30% ставки таможенных пошлин, ГАТТ обещает - правда, лишь с 2000 года - ежегодную прибыль в 200 миллиардов долларов, и правительства сообщества, как зачарованные, воспринимают эту магическую цифру безо всяких оговорок и проверки. Но нет ли здесь, мягко скажем, некоторых недочётов? Ведь чего стоило одно только обещание идеологов "свободного обмена" и единого европейского рынка, данное ими ещё в 1988 году, открыть к 1 января 1993 года 5 миллионов новых рабочих мест? К указанной дате реальность была совершенно обратной - 3 миллиона безработных во Франции, Испании, Великобритании и других западноевропейских странах...

Парадокс неолиберальной идеологии "свободного обмена состоит в том, что экономическое мышление становится совершенно независимым от любого другого - политического, культурного, социального и т.д., и, более того, главенствующим. В итоге в странах, где побеждает эта идеология, меняется сам тип человека - из "гражданина" он становится не более, чем "потребителем". Но экономическая "открытость", представляемая как благо народов, приводит к противоположному эффекту - в действительности сами народы лишаются свободы как в собственной экономике (потому что она в любой момент может быть подорвана неконтролируемым ввозом иностранного товара), так и во внешней торговле, которая определяется указаниями ГАТТ. Таким образом, жертвой подобной глобализации становится демократия, во имя которой якобы, и внедряются отношения "свободного экономического обмена".

Очевидно, что основной и подлинно демократической проблемой сегодня становится вопрос о том, как прекратить контролируемые не народами, а узкими мондиалистскими группировками отношения "свободного обмена", но при этом не вернуться к полной и уже невозможной автаркии. Ясно, что при достойном решении этой проблемы ГАТТ должно быть либо кардинально реформирована ( в смысле реального учёта многосторонних интересов, а также социальных и культурных особенностей стран и народов), либо распущено.

"Монд дипломатик", май 1993 год


 Назад 
 К главной странице