18.


книга Ахмеда Рами
Что такое Израиль?




Расизм всемирно знаменитых евреев

Сионистская пропаганда постоянно твердит, что антисионисты, т. е. те, кто обличает сионизм и сионистское государство Израиль и его политику, – такие же «расисты» и «антисемиты», как и нацисты.

 

В действительности все обстоит наоборот. Сионисты – сами расисты, которые в свое время сотрудничали с III Рейхом. Большинство людей не знает подлинной истории, оно полагается на сионистскую версию, которая фальсифицирована в пропагандистских целях. Все пропагандисты хорошо знают: если достаточно часто повторять ложь и никто публично не выступит против нее, большинство поверит, что это истина.

 

Отметим, что изученные нами источники – сионистского и – в том что касается сотрудничества сионистов с нацистами – частично национал-социалистического происхождения, так что никто не сможет нас упрекнуть, что мы ведем лживую пропаганду против сионистов. Сионисты сами разоблачают свой расизм и свое сотрудничество с немецкими национал-социалистами.


 

Теодор Герцль, знаковая фигура сионизма, не был противником антисемитизма, во всяком случае активным. Он считал антисемитизм чем-то неизбежным и неизлечимым. В своем дневнике он писал:

 

«Я понимаю антисемитизм. Мы, евреи, сами приписали его тому, что мы чужие среди разных наций. В действительности антисемитизм – следствие еврейской эмансипации… Но антисемитизм  евреям не повредит; я считаю его полезным движением для воспитания еврейского характера» (Дневники, Берлин, 1922).

 

Но Теодор Герцль был отнюдь не первым политическим сионистом. Им был Моисей Гесс, друг юности Карла Маркса. «Благодаря Моисею Гессу еврейская национальная идея была подкреплена понятием расы», – подчеркивает Эдмунд Зильбернер, профессор Еврейского университета в Иерусалиме в своей книге «Социалисты и еврейский вопрос» (Принстаунский ун-т, 1969). То, что Моисей Гесс действительно был первым сионистом, подтверждает и Хаим Вейцман в своей автобиографии («Жизнь в борьбе за Израиль», Стокгольм, 1951, стр. 60).

 

В своей вышедшей в 1862 г. книге «Рим и Иерусалим» Гесс пояснял: «Вся история до сих пор вращалась вокруг расовой и классовой борьбы. Расовая борьба была изначальной и первичной, классовая борьба – вторичной. Эта расовая борьба шла в истории, прежде всего, между двумя антагонистическими расами – арийцами и семитами».

 

Это точно такая же картина истории, какую позже рисовали национал-социалисты, опираясь на «Очерк о неравенстве человеческих рас» Артюра де Гобино и «Основы XIX столетия» Хаустона Стюарта Чемберлена.

 

Моисей Гесс, правда, считал: «Если мы полагаем, что расы различны, отсюда не следует вывод, что можно говорить о ценных и неполноценных расах. Гармоничное сосуществование разных народов может быть достигнуто лишь в том случае, если каждый народ освободится от чужого господства. Национальная независимость – предпосылка всякого политического и социального прогресса».

 

Моисей Гесс первым дал понятие «национал-социализм». Под этим он подразумевал еврейский национализм – и это еще в 1862 году! Таким образом, параллели между сионизмом и немецким национал-социализмом были с самого начала и позже идеологически и политически они сделались еще более четкими.

 

Наследником Герцля в роли рупора Всемирной сионистской организации был известный еврейский писатель Макс Нордау. Хотя он женился на нееврейке и крестил своих детей, он был отъявленным еврейским расистом. 21 декабря 1903 г. воинствующая антисемитская газета Эдуарда Дрюмона «Либр Пароль» опубликовала следующее заявление Нордау: «Сионизм это не вопрос религии, а исключительно вопрос расы, и в этом плане ничьи взгляды не совпадают больше со взглядами г-на Дрюмона, чем мои» (Десмонд Стюарт. «Теодор Герцль», стр. 332).

 

В отличие от большинства эмансипированных евреев, сионисты считают, что евреи это особый народ, живущий в чужих странах среди чуждых народов, с которыми он не может ассимилироваться. Единственная настоящая родина евреев это страна их предков – Палестина. В этом пункте мнения сионистов и антисемитов полностью совпадают, равно как и в том, что смешанные браки – это зло, хотя расисты-антисемиты обосновывают этот тезис не религиозными или культурными соображениями, а желанием сохранить чистоту своей крови, своей расы. Но они могли бы сослаться на Тору (5-я кн. Моисея 7, 3-4) и на ветхозаветных законодателей Ездру и Неемию.


 

Превозносимый евреями до небес философ Мартин Бубер, которого многие считают самым значительным еврейским мыслителем ХХ века, писал в 1911 г. в своей книге «Три речи о еврействе»:

 

«Еврей воспринимает кровь как тысячелетнее наследие, которое делает его бессмертным. Понимание того, что кровь – питательная сила каждого человека в отдельности, это главное. Самые глубокие законы нашего бытия определяются кровью, наши самые глубинные мысли и наша воля определяются ею же… Тот, кто стоит перед выбором: влияния окружающей среды или кровь как субстанция и источник силы, выберет кровь, если он хочет быть настоящим евреем».


 

Мистика крови Бубера удивительным образом совпадает с национал-социалистической мистикой «крови и почвы». Для него жившие уже более тысячи лет в Европе евреи оставались азиатами, единственная настоящая родина которых – Палестина. В той же своей книге он писал далее:

 

«Евреи были изгнаны из своей страны и рассеяны по странам Запада, но, несмотря на это, они остались восточными людьми, евреями и только евреями… Это можно обнаружить даже у самых ассимилированных евреев, надо только уметь добраться до их души… Когда еврей соприкоснется с родной землей, он снова станет творческим человеком».

 

Как все это напоминает национал-социалистическую мистику расы и антисемитскую пропаганду: еврей был и останется евреем, неисправимым чужаком среди немцев, лишенным корней, враждебно настроенным по отношению к немцам.

 

Правда, мистический сионизм Бубера не развился до уровня популистского сионистского расизма. Представителем последнего стал австрийский еврей Игнац Цолльшан, который вещал: «Евреи – нация чистой крови с высоко развитым чувством чистоты семьи и глубоко укоренившимися добродетелями, что выражается в их несомненном интеллектуальном превосходстве. Запрет смешанных браков с неполноценными, чуждыми народами создал предпосылки для этих моральных ценностей и интеллектуальных достижений, которых могло не быть при смешении с низшими расами. Если бы столь высоко одаренная раса получила возможность снова развить свою первоначальную силу, никто не смог бы достичь того же, что она» (Еврейские вопросы, 1914).

 

Эти воинственные расистские лозунги звучат так, словно они взяты из национал-социалистического боевого листка – достаточно только заменить «евреи» на «немцы» или «германцы».


 

Может быть, самый знаменитый ученый ХХ века, Альберт Эйнштейн, которым так гордятся все его единоверцы, тоже не был невосприимчив к расистским идеям. Он говорил, например (Соломон Гольдман « Кризис и решение», 1938, стр. 116):

 

«Нации, которые состоят из разных рас, похоже, обладают инстинктом, препятствующим смешению рас. Ассимиляция евреев в европейских нациях не смогла компенсировать отсутствие чувства родства между евреями и народами, среди которых они живут… Это отсутствие чувства родства между евреями и неевреями нельзя устранить никаким давлением, грубым или благожелательным».

 

Таким образом, знаменитый Эйнштейн в эпоху национал-социализма бросил на чашу весов свой престиж в пользу расистского образа мыслей, того образа мыслей, который национал-социалисты использовали против его единоплеменников.

 

Тот же Эйнштейн убедил своими письмами президента США Рузвельта преступить к созданию атомной бомбы. С этого началась эпоха ядерного оружия, под зловещей тенью которого живет в ужасе весь мир (Макс Даймонт. Евреи, Бог и история. Стокгольм, 1980, стр. 305).


 

Самым ярым расистом среди сионистов, затмевавшим в этом плане всех своих единомышленников, был Морис Сэмюэл, человек, которому Хаим Вейцман выразил искреннюю благодарность в своей автобиографии. Сэмюэл, в свое время весьма известный американский писатель, выпустил в 1927 г. книгу «Я – еврей», в которой он со страстным негодованием проклял город Таос в штате Нью-Мехико, где он никогда не был, а знал о нем лишь понаслышке:

 

«В этом городке есть представители всех рас: африканские негры, американские и китайские монголоиды, семиты и арийцы, которые общаются и смешиваются друг с другом в пестром беспорядке. Почему эта полуреальная, полунереальная картина вызывает у меня такую тошноту и отвращение как нечто гнусное и мрачно животное? Все это в целом похоже на клубок пресмыкающихся, которые копошатся в помойном ведре».

 

То, что сионизм – расистская идеология и его приверженцы, соответственно, расисты, многие сочтут неправдоподобным и будут шокированы. Ведь нам до изнеможения внушают пропагандистские тезисы сионистов, будто они борются против расизма и сами были жертвами темных расистских сил. Но мы показали, что ведущие сионисты, такие как Моисей Гесс, Макс Нордау, всемирно знаменитый еврейский философ Мартин Бубер и еще более знаменитый еврейский физик Альберт Эйнштейн, а также Морис Сэмюэл, близкий сподвижник Хаима Вейцмана, сами были закоренелыми расистами.

 

Для сионистов еврейская ассимиляция была врагом номер один. Пока преследуемые евреи могли уезжать из России и Восточной Европы в Западную Европу и, прежде всего, в Америку и пока евреи в большинстве своем рассматривались как равноправные граждане своих государств, существовала, как совершенно правильно понимали сионисты, опасность, что евреи во все большей массе будут смешиваться с народами, среди которых они живут, и забудут свое еврейское происхождение.

 

Тогда не было бы всемирной еврейской солидарности и сионизм стал бы лишним. Такая перспектива, разумеется, была и остается для сионистов мрачной. Поэтому антисемитизм стал для них спасителем и союзником.

 

Приведем опять высказывания видных сионистов. Лео Вертгеймер писал в 1918 г. в своей книге «Юдофобия и евреи»: «Антисемитизм – ангел-спаситель евреев, который заботится о том, чтобы евреи остались евреями… Антисемиты пробудили еврейское сознание у многих евреев, которые не хотели быть евреями» (Франц Шейдль. Израиль – мечта и действительность. Вена, 1962, стр. 18).

 

Теодор Герцль: «Антисемиты будут нашими самыми надежными друзьями, а антисемитские страны – нашими союзниками» (Дневники Патай, 1960, т. 1, стр. 84).

 

Умерший в библейском возрасте 87 лет д-р Наум Гольдман был крупнейшим сионистским боссом всех времен, настоящим Геркулесом сионизма: он был и председателем Всемирной конференции за еврейское воспитание, и президентом Всемирной сионистской организации и Всемирного еврейского конгресса, и председателем Агентства еврейских притязаний, которое вымогает у ФРГ «возмещение ущерба», и председателем Исполнительного комитета Еврейского агентства. 23 июля 1958 г. он заявил, открывая Всемирный еврейский конгресс в Женеве:
 

«Когда антисемитизм в его классической форме исчез, хотя это улучшило материальное и политическое положение еврейских общин во всем мире, это одновременно оказало отрицательное воздействие на нашу внутреннюю жизнь… Наш еврейский народ умеет героически сражаться в плохие времена, но еще не научился творчески жить в хорошие времена».
 

Другой Гольдман, Иешуа, заявил 30 декабря 1964 г. на 26-й конференции Всемирного сионистского конгресса в Израиле: «Величайшей опасностью для еврейства и еврейского единства является отсутствие антисемитизма» (Франц Шейдль, цит. соч. стр. 18).

 

Точно так же, как вожди национал-социализма, Наум Гольдман хотел бы запретить евреям смешиваться с другими народами. В своей книге «Еврейский парадокс» (шведское издание 1978 г., стр. 182) он писал: «Полная ассимиляция была бы настоящей катастрофой для всей еврейской жизни».

 

В 1951 г. еврейский историк, профессор Бруно Блау, утверждал следующее: «Сколь бы странным это ни казалось, государство Израиль должно быть весьма благодарно «Тысячелетнему Рейху» Гитлера, так как без пробивной силы национал-социалистического антисемитизма ООН никогда не приняла бы решение поддержать образование еврейского государства в арабской Палестине» («Государство Израиль в становлении». Франкфуртер Хефте, декабрь 1951).

 

Национал-социалисты, как известно, называли евреев «расой для себя». Точно такое же выражение употреблял Луис Брандейс, член Верховного суда США и многолетний председатель американского Сионистского союза, человек, с которым Хаим Вейцман, как он пишет в своих мемуарах, находился в постоянном контакте: «Для Брандейса сионизм был интеллектуальным экспериментом, опирающимся на солидную основу логики и разума».

 

Брандейс говорил: «Мы должны совершенно открыто признать, что мы, евреи, представляем собой особую национальность, к которой принадлежит по рождению каждый еврей, независимо от того, в какой стране он живет, каково его общественное положение и отношение к вере. Мы должны укреплять нашу организацию до тех пор, пока каждый еврей, который может стоять на собственных ногах, не встанет добровольно или по принуждению под наше сионистское знамя».

 

Самое замечательное, что некоторые сионистские активисты были настоящими антисемитами. Так сионистская молодежная организация «Гашомер Гацаир», возникшая в 1917 г., опубликовала в 1936 г. памфлет с такими пассажами:

«Еврей это карикатура на нормальное, естественное человеческое существо, как в физическом, так и в духовном отношении. Будучи одиночкой в обществе, он является бунтарем, он объявляет все общественные обязанности необязательными и не признает ни порядка, ни дисциплины».

 

Примерно то же самое говорил американский сионист Бен Фроммер:

«Неоспорим тот факт, что евреи, если рассматривать их как коллектив, – больные люди и невротики. Евреи, которые чувствуют себя оскорбленными такими высказываниями и яростно отрицают эту истину – злейшие враги своей собственной расы, так как в результате они ищут ложные решения еврейского вопроса» («Значение еврейского государства», журнал «Джуиш Колл», Шанхай, май 1935 г.).

 

Эта еврейская ненависть к самим себе не была чем-то необычным среди сионистских активистов 20-х годов. В 1934 г. в сионистских кругах вызвал сенсацию тот факт, что известный специалист по библейской истории из Еврейского университета в Иерусалиме Иезекииль Кауфман, сам сионист, предал гласности несколько самых плохих в литературе на иврите оценок евреев. В своей книге «Жертва души» он процитировал трех классических сионистских мыслителей: Михая Юзефа Бердичевского, который сказал: «Евреи это не нация, не народ и вообще не люди», Иозефа Хаима Бреннера, который писал, что евреи – «не что иное, как цыганское отродье, грязные собаки, бесчеловечные, болезненно чувствительные, жалкие существа», и Аарона Давида Гордона, который считал, что евреи – «не что иное, как жалкие паразиты, совершенно ненужный, лишний народ» (И. Кауфман, название на иврите «Хурбан Ханефеш», издание 1967, стр. 106).

 

А упомянутый Морис Сэмюэл писал в своей вышедшей в 1924 г. книге «Вы – гои»: «Мы, евреи, – разрушители, мы всегда будем ломать и уничтожать все, что построили другие».
 

 

No hate. No violence.
Races? Only one Human race
United We Stand, Divided We Fall

Allah uakbar!

 

  Bismillah

Know Your enemy!
No Time To Waste! Act now!
Tomorrow it will be too late!

This Site is owned by a group of freedom fighters from different countries in support of Ahmed Rami's struggle.
Ahmed Rami is the founder of radio station Radio Islam

HOME