44.

книга Ахмеда Рами
Что такое Израиль?


Письмо А. Рами из
тюрьмы
K Р. Фориссону



Швеция, 28 апреля 1991

 

Дорогой друг Робер Фориссон!

 

Из газеты «Монд» от 20.04.1991 я узнал о приговоре, вынесенном «судом» 18.04.1991 Вам и журналу «Ле Шок дю Муа». Ваш ответ, который содержится в Вашем заявлении «Ревизионизм перед французскими судами» от 18 апреля («Мы будем повторять. Мы выдержим до конца. И мы победим»), свидетельствует о Вашем мужестве так же, как поведение евреев – об их трусости.

 

Меня восхищает Ваше мужество и Ваше честное упорство. Трусливое еврейское покушение на Ваш кошелек (Вас приговорили к уплате огромных денежных сумм еврейским пропагандистским организациям после того, как Вас несколько раз избивали и поломали Вашу карьеру) выражает невольное уважение сидящих у рычагов власти трусливых еврейских лицемеров к Вашей неустрашимости.

 

В своих исследованиях Вы стремитесь изобразить историю такой, какой она была на самом деле, очистив ее от еврейских легенд. Но своим поведением и своей борьбой за свободу Вы сами пишете историю, историю священной войны между добром и злом, историю сопротивления французского народа еврейскому господству, оккупации, которая превратила Францию и весь западный мир в гнилое, декадентское общество, где торжествуют лицемерие и трусость.

 

Будьте уверены, что Вы не так одиноки, как кажется. Свободные люди во Франции и во всем мире с восхищением следят за Вашей борьбой. Вы идете в авангарде западной Интифады против еврейского владычества.

 

Для меня большая честь быть Вашим спутником на пути ревизионизма в борьбе против грандиозной еврейской исторической лжи, против многочисленных карательных мер, с помощью которых они защищают эту ложь, и против всех политических и финансовых последствий этого, главными жертвами чего являются западные народы и палестинский народ.

 

Смею Вас уверить, что Вы пользуетесь моральной поддержкой и симпатиями арабско-мусульманского мира. Мы поддерживаем и французский народ и выступаем за его право на свободу, достоинство и независимость. Сегодня французы в своей собственной стране не имеют тех прав, какими пользуются евреи. Сегодня во Франции и вообще на Западе надо быть евреем или другом евреев, чтобы получить доступ к СМИ

 

Ваше «преступление» заключается, на самом деле, в том, что Вы не еврей, что Вы говорите правду и осмеливаетесь публично заявить, что король голый.

 

Что касается меня, то Радио Ислам ведет передачи 8 часов в неделю, хотя я (по тем же причинам, по каким осудили Вас) нахожусь в настоящее время в заключении. Ваше интервью, данное по телефону, повторно передается каждую неделю. 80% передач Радио Ислам касается сейчас проблем ревизионизма.

 

Обвинение, выдвинутое против меня министерством юстиции, сводится к моему «отрицанию существования газовых камер». Хотя прошло уже более двух месяцев с тех пор, как евреи подали этот иск, но министр юстиции еще не принял решения. Я пропагандирую каждую неделю те тезисы, за которые меня осудили, чтобы мои слушатели знали пункты обвинения.

 

Во вторник 16 апреля 1991 г. я подъехал к тюрьме Скеннинге, припарковал свою машину и доложил о своем прибытии. Ворота тюрьмы были оснащены микрофоном и громкоговорителем, голос из которого спросил у меня мое имя. Я назвался, и этот же голос потребовал от меня, чтобы я припарковал машину на стоянке для заключенных. Я сначала въехал на пару метров в большие железные ворота и выгрузил три больших чемодана со 150 экземплярами моих книг и небольшую сумку с туалетными принадлежностями. В багажнике моей машины оставалось еще 100 книг. Потом я припарковался на долговременной стоянке для заключенных.

 

Охранник, который говорил со мной через громкоговоритель, мог все эти видеть через большую камеру, укрепленную над воротами тюрьмы. Я вернулся со своими чемоданами, и ворота открылись.

 

Я втащил свои чемоданы один за другим и поставил их за воротами в большом дворе, окруженном шестью зданиями. Ворота закрылись, и я с моими тремя чемоданами и сумкой оказался в тюрьме. В Швеции!

 

За несколько минут я попал в другой мир, где о свободе можно было только вспоминать и надо было подчиняться приказаниям. Через громкоговоритель мне приказали идти к первому зданию налево. Я все еще не видел в лицо ни одного человека. Я подтащил три тяжелых чемодана один за другим ко входу этого здания. Расстояние было около 20 метров.

 

Двери здания открылись, я вошел и оказался перед зарешеченным окошком, за которым сидел надзиратель. Он приказал мне внести чемоданы и поставить в помещении справа от меня. Я сделал это. В это помещение вошли два надзирателя и сказали, что я должен открыть чемоданы. Я знал заранее, что в Швеции заключенные имеют право брать с собой в тюрьму книги.

 

Когда я открыл мои чемоданы, надзиратели были несколько шокированы количеством книг. Еще больше шокировало их, что это были книги, написанные мною, и я взял с собой по 35 экземпляров каждой.

 

Один из надзирателей сказал другому: «Это Радио Ислам в трех чемоданах». Его коллега заметил, что камеры маленькие и в них нет места для стольких книг. После недолгих препирательств мне разрешили взять с собой мои книги в камеру.

 

Мне выдали пакет с одеждой заключенного, подушкой, простынями и одеялом. Я должен был переодеться и снять свою гражданскую одежду. Я сделал это и отдал надзирателям все, что имел с собой, кроме книг: деньги, ключи, документы, кошелек.

 

Один чемодан нес я сам, два других несли надзиратели. Меня привели в камеру размером 2 х 3 м с небольшим окошком, выходившим на тюремный двор, кроватью, стулом и туалетом.

 

Жизнь была монотонной. Подъем в 6.00, завтрак в 6.30, начало обязательной работы в 7.00, конец работы в 16.30. Обед в 11.30, ужин в 16.30.

 

В тюрьме находилось около 120 заключенных, сидевших за самые разные преступления. С 17.00 до 23.30 можно было делать, что угодно. Имелись телевизионный зал (в каждом здании), спортзалы, библиотека и т. д. Каждую субботу с 11.15 до 16.15 можно было принимать посетителей. По субботам и воскресеньям мы не работали.

 

На следующий день после прибытия я передал в библиотеку по два экземпляра моих книг. Большинство заключенных уже знало, кто я, и я постоянно говорил с ними о ревизионизме и господстве евреев. Существовала культурная организация заключенных «Зигзаг», которая проводила самодеятельные мероприятия. В пятницу 26 апреля 1991 г. я прочитал доклад о ревизионизме с последующими ответами на вопросы. Присутствовали все 120 заключенных. Общая реакция была положительной. Многие уже были в курсе дела: за первую неделю я раздал моим товарищам по заключению 150 книг.

 

В понедельник 22 апреля я обратился к начальству тюрьмы разрешить мне забрать остальные книги из багажника моей машины. Один надзиратель проводил меня и даже помог мне донести две коробки. Большая часть надзирателей получила от меня по одному экземпляру моих книг. Всего я раздал заключенным и надзирателям больше 300 книг. У меня ничего не осталось, а каждый день приходили новые люди и просили у меня книги, особенно после моего доклада.

 

Начальство ничего не имело против. Директор тюрьмы и его заместитель тоже получили свои экземпляры. Для заключенных я был доказательством того, что шведская «юстиция» коррумпирована. Начальство тюрьмы не верило своим глазам, читая мой приговор, в котором мне вменялось в вину «неуважение» к еврейскому народу.

 

В своем докладе я говорил также о Вас и о французской «юстиции». Никогда прежде мне не удавалось убедить стольких людей за один раз. Это стало возможным потому, что заключенные очень чувствительны к темам, касающимся общественных репрессий. К тому же после работы и по выходным у них есть время для чтения и для размышлений.

 

Не следует идеализировать эту тюрьму. Это унижающее человека заведение. Но раз уж мы здесь, нужно превратить его отрицательные стороны в положительные, а не делать по примеру евреев из тюрем «лагеря уничтожения», где подавляют волю, достоинство и способность к сопротивлению свободных людей, а также истину.

 

Наоборот, тюрьмы, в которых сидят жертвы еврейской оккупации, ревизионисты могут превратить в «лагеря уничтожения» еврейской лжи. Один человек рассказал мне о нападении на Пьера Гийома (один из самых известных французских ревизионистов, – Прим. пер.) и его библиотеку. Это гнусность. Следует всерьез подумать, не создать ли организацию для защиты от еврейского терроризма. Надо обязательно реагировать.

 

Есть две возможности защититься от еврейского терроризма. Одна из них – пассивная оборона, защита таких «целей», как Вы, Гийом и его библиотека от возможных нападений… Можно и создать охрану из добровольцев для защиты угрожаемых «объектов»…

 

При нынешних обстоятельствах полиция и юстиция не пошевельнут и пальцем, чтобы найти и наказать преступников. Преступники, еврейские террористы, сидят за кулисами у рычагов власти. Воля евреев – закон. Еврейская власть это новый «бог» прогнившего Запада. Хотя каждый день совершаются нападения на Вас, Гийома и многих других свободных французов, полиция и политики не реагируют. Безопасность еврейских кладбищ для мертвых важней для них, чем безопасность живых представителей французского общества, таких как Вы, а безопасность Израиля важней безопасности других народов.

 

Пока Израиль не имеет четко обозначенных границ и целей на Ближнем Востоке и в других частях мира, еврейской наглости не будет пределов ни во Франции, ни в других странах. Пределы их наглости и их терроризму будут поставлены только тогда, когда их жертвы начнут оказывать серьезное сопротивление.

 

Голда Меир однажды сказала: «Израиль нельзя обозначить штрихами на географической карте, потому что Израиль везде, где живут евреи». А Моше Даян добавил: «Границы Израиля это границы, которых могут достичь наши вооруженные силы». А их вооруженные силы это не только израильская армия, но и еврейская мафия во Франции, т. е. еврейские организации, которые правят Францией.

С дружеским приветом

Ахмед Рами.
 

 


No hate. No violence.
Races? Only one Human race
United We Stand, Divided We Fall

Allah uakbar!

 

  Bismillah

Know Your enemy!
No Time To Waste! Act now!
Tomorrow it will be too late!

This Site is owned by a group of freedom fighters from different countries in support of Ahmed Rami's struggle.
Ahmed Rami is the founder of radio station Radio Islam

HOME